hantegir (hantegir) wrote,
hantegir
hantegir

Category:

Интересный вариант

Не так часто журналисты «КАРАТОША» отправляются в дальние уголки Хакасии. Однако от этой поездки мы отказаться не могли, хотя просьба о помощи прозвучала из самого дальнего, северного района республики – Орджоникидзевского. Ситуация критическая: семью, прожившую в доме двадцать лет, собираются выселить.

Жильцы дома встречали меня на улице. Пока это лишь жест гостеприимства, но очень скоро именно улица может оказаться их новым домом. Татьяна Белошапкина вместе со своей семьей вскоре может стать бомжами. А это не только ее муж и дочь, но и двое малышей 2011 и 2013 года рождения.

1 094

Двухквартирный дом в поселке Копьево по улице Мелиораторов, 18 долгие годы стоял на окраине поселка, лишь в последнее время улицу продлили однотипные дома, построенные по республиканским программам. Его построил строительный кооператив «Вариант» еще двадцать лет назад, в 1994 году. Квартиру №2 в 1995 году выделили мужу Татьяны, Анатолию Белошапкину. В решении общего собрания кооператива так и написали – выделить квартиру. В том, что эта квартира выделена семье «на века», а не как временное жилье, которое могут отобрать в любую минуту, Белошапкины не сомневались. Председатель кооператива Владимир Громыко обещал – пять лет поработает в кооперативе Анатолий – квартира будет его. Поэтому облагораживали жилище, как могли и как позволял небольшой заработок в поселке. Обшили дом сайдингом, предварительно утеплив, установили септик, поставили пластиковые окна. Внутри заменили сгнившие полы, дверные блоки. Выстроили хозпостройки, поменяли печной котел, деревянные ворота и забор на металлические. По самым скромным подсчетам, на что сохранились финансовые документы, потратились более чем на 100 тысяч рублей. То есть владели домом как своим собственным.

В итоге вдруг оказалось, что этот дом не просто не их, а даже жить в нем Белошапкины не имеют права. Восьмого мая 2014 года руководитель строительно-производственного кооператива «Вариант» подал в суд иск о принудительном выселении семьи из квартиры, в которой они прожили почти 20 лет. Причина – якобы у предприятия возникла необходимость в продаже помещения.

Руководитель кооператива тот же самый, Владимир Александрович Громыко. А кооператив, хотя и носит прежнее название «Вариант», уже другой. Теперь это не просто строительный кооператив «Вариант», а строительно-производственный кооператив «Вариант». Однако в судах на этот нюанс предпочитают внимания не обращать. «Вариант» - он и в Африке «Вариант». Но об этом позже.

Впрочем, первыми в суд обратились сами Белошапкины. Еще несколько лет назад, обеспокоенные скорым окончанием бесплатной приватизации, они решили приватизировать свою квартиру. Но оказалось, что в реестрах ни муниципальной, ни государственной собственности такая квартира не значится.

Тогда Белошапкины подали иск о признании за ними права собственности на квартиру в силу приобретательной давности, поскольку 15-летний срок владения квартирой, предусмотренный законом для подобных действий, прошел. А строительного кооператива «Вариант», построившего дом, давно не существовало. Вот только доводы о том, что СПК «Вариант» не является правопреемником СК «Вариант» ни Орджоникидзевский районный суд, ни Верховный суд Хакасии не признали заслуживающими внимания. Зато ордер на вселение, выданный администрацией Орджоникидзевского района, был признан документом, подтверждающим отсутствие у Белошапкиных оснований для признания за ними собственности. В ордере-то написано, что жилплощадь предоставляет кооператив «Вариант», то есть хозяин. Значит, имущество не бесхозяйное. То, что такого хозяина юридически давным-давно нет, судей не волновало. Есть какой-то «Вариант» - и ладно.

Кстати, выписка из государственного земельного кадастра, сделанная в январе 2007 года свидетельствует о том, что земельный участок, на котором располагается дом со спорной квартирой, принадлежит кооперативу «Вариант» на праве постоянного бессрочного пользования и предназначен для жилого фонда. Но оказалось, что и налоговики недалеко ушли от судей. Земля неведомым образом перешла к СПК «Вариант», и налоговая инспекция взимала налог на землю именно с СПК. Темные или розовые очки были надеты на глазах чиновников, допустивших такую, мягко говоря, невнимательность? Самому СПК впору было заявлять о том, что он открыто пользовался ничейным имуществом, и в соответствии с законодательством о приобретательной давности имеет право стать хозяином «ничейной» квартиры. Однако «Вариант» пошел другим путем.

В апелляционной жалобе на решение Орджоникидзевского районного суда, отказавшего в признании права собственности, Белошапкины в частности указывают на факты, которые, возможно, и объясняют причины сложившейся ситуации. Так, на момент обращения Белошапкиных в суд с заявлением о признании права собственности на квартиру в официальных органах правообладателя этой квартиры не числилось, в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним отсутствовали записи о регистрации прав на указанную квартиру. Однако в ходе рассмотрения дела ответчик СПК «Вариант» вдруг получил свидетельство о госрегистрации на все домовладение, хотя квартира №1 в этом двухквартирном доме стояла на балансе Районного потребительского общества, и ордер соседу Белошапкиных был выдан именно Орджоникидзевским РайПО. Белошапкины утверждали, что подобная ситуация стала возможной благодаря тому, что сын ответчика – председателя СПК «Вариант» Владимира Громыко, является помощником судьи в Орджоникидзевском суде, а сам кооператив занимался ремонтными работами в здании районного суда.

Впрочем, сам Владимир Громыко эту связь отвергает. Сын хотя и работает в суде, но является помощником не того судьи, который принимал решения. А по поводу желания Белошапкиных приватизировать квартиру высказывается весьма категорично.

1 113

Владимир Громыко, председатель СПК «Вариант»


- Хочешь владеть квартирой – купи ее! Сейчас такая квартира стоит порядка двух миллионов, цены подскочили, потому что, не глядя, покупают квартиры врачам, учителям, сиротам в сельской местности. Мы готовы были продать ее Белошапкиным за полцены, примерно за восемьсот тридцать тысяч, были согласны на кредит, рассрочку. Они к нам не пришли, зато пошли в суд. Теперь мы уже подаем на выселение, потому что они нас достали. У нас уже вот такая пачка бумаг, это она (Белошапкина) подает. Здесь проиграет – в Абакан идет, там решение оставляют без изменения, так она нам нервы треплет. В итоге мы посоветовались – зачем нам это все надо? Либо пусть покупают квартиру, либо мы их выселяем.

Отсутствие какого-либо договора между Анатолием Белошапкиным и кооперативом Владимир Громыко подтверждает: «Не было тогда договоров, девяносто третий год… И ордер им выдали тогда, чтобы они прописались, но в ордере четко написано – владелец СПК «Вариант» (Написано: «Жилая площадь предоставляется кооперативом «Вариант» - прим. автора.) какие могут быть суды!?

По квартплате, выставляемой Белошапкиным, Владимир Александрович объясняет – она небольшая, складывается из земельного налога, амортизации и рентабельности, сейчас предъявляют 1000 рублей. «Дом стоит 2 миллиона, мы умеем деньги считать, - объясняет свое решение о размере квартплаты.

Однако даже поверхностный анализ ситуации показывает, что все не так очевидно, как представляет руководитель СПК «Вариант».

Во-первых, отсутствует договор коммерческого найма жилого помещения. Такой договор заключается на срок не более пяти лет с последующим перезаключением. Но за все прошедшие 20 лет – ни одного! И никаких ордеров по такому договору не выдается. В конце 2006 года СПК «Вариант» прислал Анатолию Белошапкину проект договора… на коммунальное обслуживание! Предметом этого «договора», уместившегося на одной странице формата А4, являлось, ни больше ни меньше, «Обеспечение Потребителя коммунальными услугами, перечень и стоимость которых указаны в приложении №1.» Само же приложение выглядело так:

1 020

Где и что здесь является «коммунальными услугами – загадка. Впрочем, на проекте этого договора нет ни печатей, ни подписей. Вполне возможно – совсем не случайно, ибо с подписью – это уже документ, а так – Филькина грамота, не несущая никаких правовых последствий для «коммунальной организации».

Во-вторых – наличие ордера, который выдается при заключении договора социального найма, а сам договор является бессрочным. Причем, отсутствие такого договора не лишает прав нанимателя пользоваться жилым помещением. В соответствии с Гражданским кодексом, несоблюдение письменной формы договора социального найма не влечет за собой недействительность договора, но лишает стороны права в случае спора ссылаться на указания свидетелей для подтверждения договора и его условий (п. 1 ст. 162 ГК). Естественно, договор социального найма должен заключаться в отношении жилфонда, находящегося в государственной или муниципальной собственности. Но если был выдан ордер, то, возможно, был и договор о передаче жилфонда в муниципальную собственность. По крайней мере, Белошапкины имели полное право так считать, имея на руках такую серьезную бумагу как ордер.

Ордер выдал исполком Орджоникидзевского райсовета народных депутатов 18.10.1995г. Это документ, от которого просто так не откажешься даже через 20 лет. Наличие права на жилплощадь, подкрепленное этим ордером, лишало возможности Белошапкиных встать в очередь на жилье как нуждающимся. Так что здесь и к государству в лице муниципалитета вопросы будут.

В-третьих, есть ли разница между СК «Вариант», построившим и выделившим квартиру, и СПК «Вариант», ставшим впоследствии собственником дома? Примечательно, но судьи не обратили на это несоответствие никакого внимания. Вообще-то это первое, что должен был сделать суд – убедиться, является ли правопреемником строительного кооператива «Вариант» СПК «Вариант». Это легко было узнать, заглянув в устав СПК, из которого явствует, что СПК «Вариант» никакого отношения к своему предшественнику не имеет! СПК создан «с чистого листа», и не брал на себя ни активы, ни пассивы строительного кооператива «Вариант». Без вариантов! Очевидно, была какая-то необходимость закрыть одно и открыть другое юрлицо у председателя обоих кооперативов Владимира Громыко. Для чего – вопрос, но в деле со спорной квартирой это и не важно. Важно, что строительного кооператива «Вариант» не стало, он прекратил свое существование еще в 1997 году, а вместе с тем исчезли и права, и обязательства. Так как же тогда СПК «Вариант» стал вдруг собственником дома?!

В свидетельстве о государственной регистрации, выданном уже 14 января 2014 года, указано, что строительно-производственному кооперативу «Вариант» сейчас принадлежит доля в праве на весь многоквартирный дом, и эта доля равна ½. Также указано, что основанием этого стал договор купли-продажи от 27 декабря 2013 года. Другая половина в праве принадлежит некому гражданину Кученку. То есть не одна из двух квартир, а половина в праве владения всего дома. И это, как говорится, две большие разницы. Согласитесь, если вы покупаете себе квартиру в стоквартирном доме, то вы становитесь собственником именно своей квартиры, а не одной сотой части всего дома.

Поскольку получение СПК юридических прав на весь дом очень напоминает мошенничество, то и продажа г-ну Кученку напоминает то же самое. Со всеми вытекающими отсюда последствиями в необходимости проверок госорганов и должностных лиц. И кстати, юридически являясь собственником дома лишь наполовину, СПК не может единолично выселить семью Белошапкиных – тут нужно и желание г-на Кученка. А также какое-то обоснование, почему в доме две квартиры согласно выданным ордерам, а в праве собственности дом является единым целым.

По мнению Белошапкиных, получить свидетельство о государственной регистрации собственности СПК «Вариант» в лице Владимира Громыко удалось благодаря связям, в том числе родственным – в районном суде. Но так это или нет на самом деле, будет выяснять уже не гражданский суд. И вполне возможно, что такое позорное, но очень часто встречающееся в России явление как коррупция будет выявлено и в Орджоникидзевском районе Республики Хакасия.

1 004

Татьяна Белошапкина

А пока в квартире №2 в доме 18 по улице Мелиораторов спокойно спят малыши 2011 и 2013 года рождения. И им невдомек, что очень скоро государство, гордо именующее себя социальным, может вышвырнуть их на улицу, прикрываясь своими законами, спорными действиями должностных лиц и решениями судов, к которым с каждым днем становится все больше и больше вопросов.

Григорий Назаренко,

Саяногорск - Копьево - Саяногорск

Tags: газета КАРАТОШ
Subscribe

  • В ЗАЩИТУ КЕДРА

    Съездили;  посмотрели; переговорили. Не исключено, что проблема на днях будет решена. Подробности в…

  • Короед - строитель элитных особняков

    Ненасытные шестизубчатые короеды из хакасского правительства бросили перчатку жителям республики. Прежде чем обвинять безгрешные органы…

  • Хищник. Таежная версия

    Тема с массовой вырубкой реликтовых кедрачей в Хакасии не остаётся без внимания республиканских журналистов. Более того, интерес к ней растёт как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments